ИЗСАМБО

Накельский Константин Константинович

Советский самбист, чемпион СССР, мастер спорта СССР. Выступал за ГИФКУ (Харьков). Тренер, судья республиканской категории (1954).

Весовая категория: до 72 кг

Турниры

Чемпионат СССР по самбо 1939 года

Родился в 1915 году, Конело-Цыбермановка (позже Монастырищенский район, Черкасская область, Украинская ССР), Российская империя. Выпускник Харьковского медицинского института. Участник Великой Отечественной войны. Награжден Орденом Красной Звезды (26 сентября 1945), Орденом Отечественной войны II степени (6 апреля 1985). Родился я в 1915 году в Цибермановке, небольшом черкасском селе, — рассказывал о себе Константин Константинович. — Дед мой много лет был управляющим огромного имения знаменитого сахаразаводчика графа Браницкого. Но в революцию все потерял. Парализованным умирал в убогой избе, накрытый старым кожухом: «Ще недавно було в мене 25 тисяч золотих. Збирав собі на старість і вам, мої діточки та онуки. Більшовики прийшли і все відібрали. Тепер ми голі і босі». Жили мы и впрямь очень бедно. Отца я, по сути, не помню: погиб в 1919-м. В школу я не ходил, не до нее было. Мать сказала: «Яка школа? Ми ж з голоду помираємо. Я вже домовилась — корівок у людей будеш займати. Вони віддячать». Сегодня баба Маланья кусок хлеба даст, завтра дядька Семен… А за селом свои шатры цыгане разбили, сало съедали, а шкурки выбрасывали. Вот я их и подбирал. Какое это было счастье! Об одежде и говорить нечего — сплошные на мне были лохмотья. И как же завидовал парням, которые после возвращения из армии щеголяли в галифе и кирзовых сапогах! А еще завидовал тем моим сверстникам, которые умели бороться, драться… Сам-то я слабаком был. Потом судьба заставила поехать в Киев — на поиски работы. Пошел на биржу труда. Перед входом — столпотворение взрослых и детей, встал в длинющую очередь, которая за первый день не уменьшилась и на половину. Ночевал на вокзале. А утром — на биржу. Там направили на Лукьяновку жилой дом строить: песок, глину. кирпичи таскать. Талоны на питание — всего 20 копеек в сутки. Голодуха! Долго не протянул и после первой зарплаты вернулся домой, в пастухи. Миновал год, второй, третий… Уже начался в Украине голод. За спасением в Крым поехал, а там вербовщик из Тамани позвал: «У нас белый хлеб дают». Работал там в совхозах «Бучас», «Таманский», закончил курсы трактористов. Порой сутками руль из рук не выпускал. А потом — авария, сильно повредил руку. Совхозный бухгалтер выручил, взяв к себе в помощники, а затем назначили заведующим техническим складом, чуть погодя — продовольственным. А на продуктовом складе — гирь навалом! И пудовые, и полуторки, двухпудовые. Надо, думаю, ими заняться: хватит в слабаках ходить. Приятно было ощущать, как весь наливаюсь силой. Получил письмо от друга из Запорожья: «Приезжай, не пожалеешь. Город большой, много заводов. В Тамани же засохнешь. Не стыдно тебе, молодому, быть завскладом? Пусть пенсионеры им заведует». Так и оказалася я там. Стал работать, учиться. И частенько ходил в цирк борцовские поединки смотреть. В один прекрасный день узнал: на «Запорожстали» открылась секция классической борьбы. Началась моя спортивная одиссея. Тренером был Павел Михайлович Козин, ставший впоследствии знаменитым, это он подготовил олимпийского чемпиона Якова Пункина. Еще до войны учился в Харьковском инфизе. Там встретился с Романом Александровичем Школьниковым, он-то и вывел меня в чемпионы. В 1939-м в Ленинграде я всех обыграл. Спортивную карьеру прервал призыв в армию, затем — война… После возвращения к мирной жизни продолжил занятия самбо. Было привоено звание «Мастер спорта СССР». Что побудило меня заняться борьбой? Только стремление окрепнуть. Не только телом, но и духом. Я приобрел эту силу, иначе бы не побеждал. Но всякий раз, когда арбитр поднимал мою руку, я испытывал двойственное чувство. Конечно, я был рад, что не подвел своего тренера, товарищей по команде. Но эту радость еще омрачало сознание, что я обидел соперника, он-то ведь потерпел поражение. Я даже готов был… попросить у него прощения. Знаю, что сейчас это звучит, по меньшей мере, странно. Представьте, как отнеслись бы к подобному признанию мои тогдашние сверстники. Когда я расстался с борьбой, она меня не отпускала: постоянно снилась. Словно я выхожу на ковер, вцепляясь в куртку соперника, бросаю его, он летит через меня, арбитр поднимает мою руку, я радуюсь и… испытываю угрызения совести. Это как заноза, которую не могу вынуть. Да и не хочу. …Константин Накельский последние годы жизни провел в дачном поселке Клавдиево. Там и принимал своих друзей, коллег, журналистов. Делился воспоминаниями о своих выступлениях, учениках, о Валентине Мазуре, Аркадии Климове и, безусловно, о Борисе Гуревиче: Констанин Константинович был первым тренером первого украинского олимпийского чемпиона по вольной борьбе (Мехико-1968). Рассказывал о том, как окончил Харьковский медицинский институт, ординатуру по лечебной физкультуре и заочно аспирантуру, написал диссертацию, но из-за строптивого характера работу защитить не позволили, как вышел на пенсию и работал массажистом. К сожалению, его уже давно нет с нами. Есть красноречивая запись: «Первый чемпионат СССР. Полусредний вес до 72 кг. 1 место — Константин Накельский, Харьков, ГИФКУ».

Фильтры

Цена
425000
Категории

Для улучшения работы сайта и его взаимодействия с пользователями мы используем файлы cookie. Продолжая работу с сайтом, Вы разрешаете использование cookie-файлов.
Вы всегда можете отключить файлы cookie в настройках Вашего браузера.