ИЗСАМБО

Долгая и фантастическая карьера Гусейна Хайбулаева

Долгая и фантастическая карьера Гусейна Хайбулаева

– Гусейн Асадулаевич, начнем издалека. Как началась ваша спортивная карьера?

– Я родился в высокогорном селении Бежта, что находится в Дагестане недалеко от границы с Грузией. Честно говоря, после окончания школы собирался поступать в сельхозинститут. Но потом пересмотрел свое решение, потому что уж больно велика была тяга к спорту. Родители меня поддержали. Ведь я зимой и летом ‘терялся’ на спортплощадках. А в восьмом классе начал интенсивно заниматься у своего первого тренера – Расула Алигаджиевича Алигаджиева. Он был мастером спорта по вольной борьбе, самбо и чидаоба, грузинской национальной борьбе. У него-то и постигал азы самбо и дзюдо.

Сначала думал продолжать обучение в Махачкале. Но в Краснодаре тогда жил наш дальний родственник Зубаир Магомедов, который учился в Кубанском государственном университете на художественно-графическом факультете. Сейчас он, кстати, заслуженный художник Российской Федерации. Живет и работает в Санкт-Петербурге. По его совету решил поступать в краснодарский институт физкультуры. Приоритет, кстати, отдавал вольной борьбе. Но когда приехал в столицу Кубани, выяснил, что на вольную борьбу очень большой конкурс. Меня одолели серьезные опасения: смогу пробиться или нет? Параллельно шел набор на самбо. А у меня к тому времени по этому виду спорта был второй юношеский разряд. Да и конкурс там был значительно меньше. В общем, сдал специализацию и общую физическую подготовку на ‘отлично’, а биологию – на ‘хорошо’. Этих баллов вполне хватило для поступления.

На первом курсе, если честно, спортом практически не занимался, задвинул его на второй план. Привыкал к городу, учебным требованиям. Все изменилось на втором курсе, после зимних сборов в Архызе. Помню, мы бегали на лыжах, когда один из преподавателей Геннадий Поторока, ныне уже покойный, подошел ко мне с серьезным разговором. Ему понравилась моя работоспособность. Предложил: ‘Давай, Гусейн, будешь заниматься дзюдо. С таким запасом сил, как у тебя, на чемпионатах страны можно чудеса творить!’

– И вы согласились…

– Да. Когда вернулись в Краснодар, я действительно начал заниматься дзюдо у Потороки. Через месяц-полтора поехал на свои первые соревнования – в Тбилиси. Это был 1981 год, всесоюзный турнир среди спортивных вузов по дзюдо. Провел две схватки и… в обеих проиграл. Причина? Я отлично чувствовал себя физически, но, как выяснилось, незнание каких-то технических элементов мешало побеждать. И настолько мне стало обидно, что по приезду в Краснодар стал заниматься еще более рьяно и даже яростно. Принимал участие во многих городских и краевых соревнованиях, где неоднократно побеждал и занимал призовые места. Однако, несмотря на мои успехи, на союзные соревнования ездили совсем другие спортсмены. Наконец, на второй Спартакиаде Кубани, которая проходила в Армавире, я принял участие в турнире по самбо, и в финале весовой категории до 74 килограммов (впоследствии выступал в весе до 82 кг) встретился со знаменитым Арамбием Хапаем. На тот момент он был двукратным чемпионом мира. Естественно, я проиграл. Но проиграл достойно – всего несколько очков уступил. И вот тогда-то произошел судьбоносный момент – на меня обратил внимание заслуженный тренер СССР Владимир Петрович Фотенко. До сих пор считаю его своим наставником, другом по жизни.

Через некоторое время на Спартакиаде по дзюдо в Майкопе мы с великим Хапаем вновь сошлись в финальной схватке. По истечении времени поединка объявили хантей – ничью. Победителя должны были определить судьи. Победу присудили сопернику. Обидно было ужасно. Но тренер не позволил раскиснуть. Фотенко принял верное решение, сказал, что нужно взять академический отпуск, чтобы поездить по соревнованиям, набраться практики. Я согласился, это был верный ход. Выиграл много чего – от ‘Россоветов’ до ЦС ‘Буревестник’. Выполнил норматив мастера спорта по дзюдо. К слову, мне очень долго не присваивали это звание. По какой-то причине несколько раз терялись соответствующие документы. А когда, наконец-то, получил мастера, то особого удовольствия, как сейчас говорят, кайфа, не испытал.


КРОМЕ СОРЕВНОВАНИЙ, МНЕ НИЧЕГО НЕ БЫЛО НУЖНО

– Когда же пришли серьезные результаты?

– В 1985 году занял пятое место на чемпионате СССР по самбо. А в следующем году стал победителем международного турнира в Калинине (ныне Тверь, – прим. С.Б.) и выполнил норму мастера спорта международного класса. В 1987-м стал вторым на Кубке СССР, который проходил во Львове. Через год Кубок Союза проходил в Новокузнецке, там уже выиграл и отобрался на Кубок мира.

Пожалуй, этот Кубок мира, который проходил в Токио, стал одним из самых памятных турниров в моей карьере. В Советском Союзе нас учили коммунизму – мол, у нас все прекрасно, все хорошо. Но в Японии я сразу ощутил разницу. Увидел, как там чисто, красиво. Впечатлений – море! Хотя на самом деле, кроме соревнований, мне ничего не было нужно. А большинство товарищей по сборной как можно быстрее шли на рынок, чтобы купить что-нибудь из заграничных товаров. Помню, тогда была мода на видеомагнитофоны. Я говорил старшим товарищам по сборной Александру Пушнице, девятикратному чемпиону СССР, и Владимиру Гурину: ‘Ребята, давайте сначала выступим, а и только затем пойдем на рынок’. Но для них это были уже не первые соревнования такого уровня, как для меня, поэтому слушаться не стали. В итоге, оба проиграли – стали только вторыми. Вот к чему приводит малейшая расслабленность…

– А как выступили вы?

– Я стал победителем. В том же году участвовал в чемпионате мира – в канадском Монреале. Тогда у нас подобралась невероятно сильная команда, возможно, самая сильная в истории. Впервые сразу восемь советских самбистов стали чемпионами мира! А тем, кому самая верхняя вершина не покорилась, достались медали другого достоинства. Только одно обстоятельство испортило праздник, который царил в нашей сборной. В то время произошло страшное землетрясение в Ленинакане. Погибло очень много людей. Один из участников нашей сборной там потерял своих родных. Такой вот получился чемпионат: радость и горе – соседи.

С тех пор я одержал множество различных побед: на чемпионатах мира и Европы, на Кубках мира. Были, конечно, и поражения, но практически все они произошли во внутренних чемпионатах.

– Вскоре распался Советский Союз. Это событие болезненно ударило по всем видам спорта…

– Да. После развала СССР действительно наступили трудные времена. Долгое время негде было даже тренироваться – университетский комплекс закрыли. Полгода я потерял в поисках работы и зала для тренировок. Даже Фотенко не выдержал и решил завершить свою тренерскую карьеру. Жить надо было на что-то, поэтому он перешел на другую работу, не связанную со спортом.

У меня появились свои ученики. Я вернул в спорт Грачика Геворкяна, ныне, к сожалению, уже покойного. На тот момент он был чемпионом мира среди молодежи. Из-за проблем Грачик собирался уходить из большого спорта, но я уговорил его остаться. И впоследствии он стал чемпионом Европы! Вокруг меня сплотились энтузиасты самбо, и нам удалось этот вид спорта сохранить на Кубани. Хотя тренировались, порой, в жутких условиях.

В последний раз на чемпионате России я выступал 1999 году. И стал победителем. А в 2000-м карьера подошла к концу. Подтолкнул к такому решению чемпионат мира в Испании, где я проиграл в первом же поединке. Чудеса! Вроде был готов хорошо, даже выигрывал по очкам. Но потом… Потом резко возникло такое ощущение, словно трактор по мне проехал. Дышать невозможно стало. Продолжать схватку я больше не мог. Вот тогда и подумал: ‘Все, больше выступать никогда не буду’. Даже в утешительных поединках решил не участвовать. Долго не мог понять, что же тогда произошло. В итоге, пришел вот к какому выводу. Отношения к тренировкам немного изменилось. Чемпионат страны выиграл – и потом больше отдыхаешь, чем тренируешься. А когда на носу очередной старт, – начинаешь форсировать подготовку. Эти перепады, как мне кажется, и сказались отрицательно.

В будущем ребятам всегда говорил: ‘Если есть результат, ни в коем случае не бросайте тренироваться. Всегда находитесь в форме. Иначе травм и поражений не миновать’.


ПРИХОДИЛОСЬ ПОБЕЖДАТЬ И СОПЕРНИКОВ, И… СУДЕЙ

– Гусейн Асадулаевич, у вас долгая и фантастическая карьера. Массу чего вспомнить можно. Скажите, например, были ли у вас принципиальные соперники?

– Конечно. Как без них? За свою карьеру встречался с борцами разных стилей, разных уровней. В советское время часто конкурировал с Гурамом Черткоевым и Джамалом Мчедлишвили. А когда Советский Союз развалился, основными соперниками стали москвичи Игорь Куринной, Павел Фунтиков и Игорь Сидоров, а также нижегородец Сергей Лоповок. Правда, победы в большинстве случаев оставались за мной. Вот, например, помню, как боролся с Сидоровым на последней Спартакиаде народов СССР в Белоруссии. Проиграл ему в финале. А буквально на следующий день начался чемпионат страны. И там-то я взял у Сидорова убедительный реванш. Кроме того, победа на Спартакиаде ничего, кроме медали, не приносила, а, выиграв чемпионат СССР, я поехал на чемпионат мира.

Всегда тяжело было бороться против Игоря Куринного. Он и так очень сильный самбист, а, к тому же, его отец – генерал авиации. И отец очень часто присутствовал на соревнованиях, поэтому зачастую судьи в тех схватках, где участвовал Куринной, работали крайне необъективно. В 1996 году на чемпионате России в Туле я и Куринной вышли в финал. Перед началом поединка меня предупредили: судить вышла ‘похоронная’ бригада, ожидай худшего. В начале схватки Куринной провел прием, который нужно было оценить в два балла, но ему засчитали все четыре. Затем я почти всю схватку гонял его по ковру, он с трудом отбивался, вел себя пассивно, но замечаний ему не делали. Наконец, уже на последней минуте, я выполнил бросок на четыре балла, и провел удержание. Все замерли, даже судьи. А соперник уже начал стучать по ковру, просить прекратить схватку. И только спустя некоторое время комментатор объявил о моей победе. Меня потом много хвалили: ‘Молодец, Гусейн, не только соперника, но и судей победил!’

Сергей Лоповок в настоящий момент так же, как и я, является пятикратным чемпионом мира. Но меня он ни разу не сумел победить. Лоповок мог выиграть турнир, но только если я раньше сходил с дистанции. А если же наши турнирные пути пересекались, то дальше дорога для него была, считай, закрыта. Он и сам это не раз признавал в интервью. Лишь когда я ушел из большого спорта, он догнал меня по числу титулов.

– А на международной арене кто был вашим основным конкурентом?

– Честно говоря, на международных соревнованиях я особых проблем не испытывал. Всегда боролся с удвоенной энергией – защищал честь страны все-таки. Конечно, схватки, порой, получались напряженными, тем не менее, я обычно контролировал ситуацию и уверенно доводил дело до победы. Главными соперниками были монголы, испанцы, французы и болгары. Вспоминаю, кстати, софийский чемпионат мира 1995 года. В финале мне противостоял как раз болгарский самбист. А незадолго до моего поединка двое российских борцов в других весовых категориях тоже встречались с болгарами. И оба проиграли. Причем, без ‘помощи’ судей там дело не обошлось. А ‘мой’ болгарин на том чемпионате как раз прощался со спортом и хотел, естественно, уйти как можно более красиво. Ясное дело, симпатии арбитров были на его стороне. Мне нужно было прервать это безобразие. Ко мне подходили даже ребята из других стран, настраивали, хотели, чтобы я победил. В общем, я не позволил сопернику набрать ни одного балла и победил со счетом 8:0! Потом, уже на пьедестале почета, он мне рассказывал: ‘Я ходил в церковь, свечку ставил, только бы ты не приехал на этот чемпионат!’ На что ему шутливо парировал: ‘Нужно было в мечеть идти, может, тогда тебе бы и повезло’.

– Был ли у вас любимый, коронный, как говорят, прием?

– Даже несколько. Я раньше занимался вольной борьбой, где хорошо освоил проход в ноги. В трудные моменты меня всегда выручал этот прием. Я проходил в ноги и сразу же выполнял бросок на четыре балла. У Александра Пушницы ‘позаимствовал’ прием под названием ‘мундштук’. Применял его неоднократно. Этот прием настолько универсален, что его можно использовать и в соревнованиях по дзюдо. Однажды на соревнованиях по дзюдо во Франции я выполнил его так стремительно, что судья ничего не заметил, хотя должен был присудить мне чистую победу. Ну и еще одним моим надежным ‘товарищем’ был бросок через спину.

Для справки; Гусейн Асадулаевич Хайбулаев – заслуженный мастер спорта СССР, пятикратный чемпион мира, четырехкратный чемпион Европы, пятикратный обладатель Кубка мира, чемпион Всемирных игр по борьбе самбо. Один из самых титулованных самбистов. Во всем мире его называют ‘мистер самбо’.

Источник

Поделиться в социальных сетях

OK
Telegram
VK

Фильтры

Цена
425000
Категории

Для улучшения работы сайта и его взаимодействия с пользователями мы используем файлы cookie. Продолжая работу с сайтом, Вы разрешаете использование cookie-файлов.
Вы всегда можете отключить файлы cookie в настройках Вашего браузера.