Я очень тепло отношусь к такому виду единоборства как самбо.

13.08.2018

Алексей, вы сейчас в США, верно?

- Да, в городе Майами – в лагере American Top Team. Это один из лучших залов в мире. Я здесь тренируюсь последние полтора года. «Закрыл» уже четыре боя (UFC). Подготовка занимает несколько месяцев. В день – две тренировки. После поединка возвращаюсь в Россию на две-три недели – до следующего боя. Но они у меня идут практически без остановки, поэтому почти все время здесь.

- И семья тоже?

- Да. Надолго их оставлять не хочется. У меня большая семья – пятеро детей. Младшему – сыну – два с половиной года, старшая – дочка: ей 17-ть. Практически все время с детьми и женой. Им без меня в России очень трудно находиться по три месяца.

- Как реагируют на переезды?

- Абсолютно нормально. Дети по полгода живут в Америке. Ходят в школу, к репетиторам по русскому и английскому…

- Как у них со спортом?

- У меня нет желания и цели сделать из них профессиональных спортсменов. Но дети обязательно должны будут два-три года отзаниматься спортом, чтобы понимать: что это, чем папа живет и зарабатывает. Да и просто, чтобы поддерживать себя в форме. Два-три года – больше мне от них не нужно.

- По дому тоскуете?

- Я человек своей профессии и очень привязан к работе. Профессионалы именно так и живут. Я 20-ть лет в своей профессии. Получаешь бой – и не важно, что тебе хочется или не хочется, тоскуешь или нет. Я эти три месяца в зале – пашу, пашу и еще раз пашу.

- А почему вам, кстати, запретили въезд в Украину? Не из-за майки с изображением Путина, случайно, которую вы надели на одном из взвешиваний?

- Даже не знаю. Может из-за моей позиции: я настаивал, что власть насильственным путем менять нельзя – это антиконституционно. Я тогда так считал, и сейчас считаю. А может и из-за футболки. Я в России живу уже 12-ть лет. Уехал по любви – встретил супругу и все. Мы жили в Украине. Потом переехали в Россию. Мне не комфортно было с украинским гражданством – не мог ни кредит взять, ни страховое свидетельство детям оформить. Поэтому в 2012-2013-м я начал процесс с оформлением. А когда в Украине стали происходить все эти события, я попросил его ускорить. У меня уже был вид на жительство – год или полтора. В России и к спорту отношение серьезнее, и возможностей больше. Было бы лучше в Украине – жил бы в Украине, в Австрии – значит в Австрии. Я живу профессией. Будет лучший кэмп в Китае – я туда поеду, в Таиланде – в Таиланд. Это моя работа.

- Скоро бой Емельяненко и Соннена. Полетите?

- У меня большой интерес к этому поединку. Буду за ним следить, но не полечу. У меня свой бой, и он для меня важнее любого другого. Это главный бой на UFC Moscow – состоится 15-го сентября, мой соперник Марк Хант. Ни один боец не прервет тренировки, чтобы поехать и посмотреть даже очень крутой поединок.

- Ваш прогноз? Федор или Чейл?

- У Емельяненко большие шансы: процентов 65-ть, что победит он. Соннен будет делать нестандартные вещи: отвлекающие движения, низкие наклоны – что угодно, лишь бы войти в клинч или перевести Федора в партер. Тогда у Чейла будут шансы – он хороший борец. Работать с Федором на дистанции смысла нет – Соннен понимает, что в скором времени уйдет в нокаут. У Емельяненко очень жесткие удары и «рубиться» с ним нельзя.

- О вашем стиле: все знают Алексея Олейника, как любителя «перекрывать» противнику кислород…

- Я давно в единоборствах. Выработал свой стиль, свою стратегию путем проб и ошибок. Если повредить человеку руку или ногу, он все равно может продолжить драться. В пылу схватки он даже не почувствует, что у него что-то повреждено или потянуто. А если придушить, то это наверняка.

- Скольких вы уже одолели своей «коронкой» - удушением Иезекииля? Насколько это непростой прием?

- Если технически правильно его выполнять, он не сложный. Но! На один сантиметр ниже или выше опускаешь кулак или локоть, и прием не получается. Он очень простой, но даже некоторые мастера, после того, как я показал, делают его несколько раз, и все равно не получается. Скольких одолел? Не помню. Больше 10-ти точно.

- Вы, насколько мне известно, занимались дзюдо и самбо…

- В дзюдо я пришел ребенком. Это было в классе 3-4-м, весил тогда около 30-ти килограммов. Дважды был на соревнованиях. После – лет семь ничем не занимался. Из дзюдо я вынес два-три приема. На спортивное самбо я не ходил, и сразу пошел на боевое. Но моя техника – это базовое джиу-джитсу. Занимался 6-ть лет, получил очень крутую базу. У меня черный пояс 4-го дана. Я лет 10-ть оттачивал и улучшал эту технику, применял к боевому самбо. Это ММА, только в самбовках: разрешены удары руками и ногами, можно добивать лежачего – настоящее полноконтактное боевое самбо. Я двукратный чемпион России, чемпион Евразии, двукратный чемпион мира по боевому самбо. У меня 55-ть схваток. Я очень тепло отношусь к этому виду.

ыыы5.jpg

- Вы очень активны в социальных сетях. Свободного времени у профессионального бойца не так уж и много, но вы умудряетесь запускать одну трансляцию за другой. С чего вдруг?

- Не с чего… Просто я такой. Это моя внутренняя потребность – быть тренером, сенсеем, старшим товарищем для кого-то. Мне присылают сотни вопросов. Есть трогающие истории: «живу в поселке, хочу тренироваться, стать спортсменом, все пью или принимают наркотики, а я не хочу быть таким же, подскажи, что мне делать»? Как не пойти человеку навстречу? И таких ребят очень много. Поэтому я запускаю эфиры, показываю своим образом жизни пример: не ругаюсь, не пью, никогда не пробовал наркотики, семьянин... Живу достойно. Моя семья уважает старших, защищает слабых и помогает тем, кто нуждается, в меру своих возможностей. Нужно быть мягким, добрым, уверенным. Но не тряпкой. Я говорю, в том числе, и об этом. И хочу помогать молодым ребятам. Для меня некоторые вопросы, как буханку хлеба купить. Обучить приему, найти менеджера – для меня это легко. Но не для молодых. Я сам столько раз спотыкался, столько шишек набил, что хочется им облегчить этот путь.

- Вы ведь еще и благотворительностью занимаетесь?

- Есть возможность кому-то помочь – помогаю. У меня бывают периоды, когда я несколько месяцев живу и занимаю деньги у друзей. Но, получив гонорар, мы с супругой спокойно можем купить, к примеру, на тысячу долларов подгузников или детского питания и отвезти в любой приют. Это делается молча. Я выкладываю публикации о том, как я живу, но такие моменты не афиширую – это уже не будет благотворительностью. Могу своим примером мотивировать, но не более.

- Вас, оказывается, можно не только увидеть в единоборствах, но и услышать. Комментируете поединки для души или намерены в будущем заняться этим профессионально?

- Конечно же, для души. Посмотрим, насколько это у меня будет хорошо получаться, и насколько я буду востребован. Я не привык что-то делать плохо. Если буду понимать, что комментирую посредственно, то никакого смысла в этом нет. Но если после нескольких поединков мне скажут что-то в духе «приятно слушать профессионала, а не «левого» комментатора, который тяжелее чашки с чаем в руках не держал», то тогда я буду понимать, что мне это нужно. Мне говорили, что у меня получается неплохо. Но комментирую я редко. Тем более, у меня сейчас подготовка к бою. Я пока прекращаю активную деятельность. Больше внимания социальным сетям и всему остальному смогу уделять, когда пройдет бой.

 Мы родом из самбо 

лого самбо 2.png

Возврат к списку