Натика рассказы. Часть первая.

18.09.2017 Натик Багиров – пожалуй, лучший белорусский атлет, который в равной степени совмещал самбо и дзюдо. Судите сами – в первом виде он стал четырехкратным чемпионом мира и пятикратным Европы. Во втором по два раза становился бронзовым призером чемпионов мира и Европы.

Кроме того, Натик Надирович является прекрасным рассказчиком, у которого всегда в запасе имеется целый мешок поучительных историй – спортивных и житейских. Сегодня публикуем первую из них – из уст знаменитого чемпиона.    

Итак, 1984 год. Сбор молодежной команды СССР перед чемпионатом мира по самбо. Всех спортсменов – первых номеров и запасных собирает главный тренер и говорит: «Парни, вы все знаете, что советский борец должен быть бойцом – самым волевым и выносливым. Поэтому даем последнее и самое трудное испытание. Вам надо преодолеть беговой марафон. Предупреждаю сразу -- кто его не одолеет, тот не будет рассматриваться как претендент на поездку».  

Дистанцию отмерили дотошно – ровно 42 км и 195 метров, прям как в древней Греции. Только у нас трасса была из Гусь-Хрустального во Владимир.

Бежали мы в выходной, предварительно в течение двух недель потренировавшись в забегах на 20 и 30 км. Разумеется, не считая ежедневных двух и трехразовых тренировок.

С погодой не повезло. Жара стояла в 35 градусов. Я майку снял, чтобы легче было бежать. Другие раздеваться не стали, захватили с собой денежку и купили билеты на рейсовый автобус. Те, кто еще умнее уселись в автомобили – но уже потом, когда все дружно стартовали под присмотром тренеров, отправившихся к месту финиша на автобусе сборной.

Питьевые пункты с витаминным напитком «Олимпия» нам обещали через каждые 10 километров. Признаюсь, мне хотелось пить уже на первом. Но ни автобуса с тренерами, ни напитка там не было.

На 20 километре пить хотелось уже очень сильно, на 30 я готов был отдать за 3 литра воды любые деньги. Но шоссе было пустынно, асфальт дышал жаром, моя кожа сгорела, язык запекся и не ворочался, успокаивало разве только то, что если я не добегу, то меня потом найдут.

Тогда я впервые узнал, что такое автопилот – примерно с километра 33 я бежал уже на нем. На 38 километре пробегаю через какую-то деревушку, ищу колонку с водой и вдруг вижу, что в тенистых зарослях лежат наши тяжеловесы и приветственно машут мне рукой. Подбегаю. «Натик, ну ты прям герой, сейчас машина пойдет, подкинем тебя к финишу».

А у меня глаза безумные, ничего не слышу, только шепчу: «Воды, братцы, воды!». Они не слышат, говорят, присядь, отдохни. И тут я как заору: «Где вода, … !». Ребята испугались, рукой показывают, мол, там по улице и справа…

Я туда, подбегаю к колонке. Вода ледяная, но оторваться не могу. Счастье такое, что словами не описать, будто второй раз на свет родился. Голову под струю, руки, ноги, сам полностью почти туда не залез. Пил, наверное, минут 15.

Ребята подходят: «Ну, ты как, с нами?» Головой качаю, мол, надо добежать. Они тоже качают, мол, откуда ты такой только взялся на нашу голову…

Сил нет уже, бегу только на воле. Ноги не поднимаются, поэтому двигаю их плечами. Хотя они тоже уже забиты. Все забито, но надо же добежать. Очень хочу на чемпионат мира. Шепчу себе как заклинание: «Умру, но добегу!»

Ведь на предыдущий чемпионат мира не взяли. Я тогда боролся в весе 48 кг. Сказали, что поедет тот, кто лучше выступит на Спартакиаде народов СССР среди взрослых. Я стал третьим, мой соперник пятым, но поехал он.  

Последние 3 километра. Новое испытание, вроде не высокогорье, но почему-то один сплошной тягун. Выпитая вода уже вся вышла из меня обратно. Оборачиваюсь, смотрю, за мной бежит парень из категории 57, следующей за моей. Антон в новенькой форме сборной, выглядит очень бодро и я понимаю, что он стартовал из деревни, где я только что был. 

Из-за поворота выезжает, наконец, наш автобус, который якобы подобрал спортсменов по дистанции. У ребят уже история готова, мол, пробежали они 38 км и устали…

Автобус останавливается, один из тренеров предлагает выпить нам по стакану «Олимпии». Антон протягивает руку, но смотрит на меня и говорит: «Мой – Натику!». Махаю два и мы с Антоном начинаем зарубаться на последнем участке.

Не люблю я проигрывать, что тут поделать. Бегу из последних сил, ноги вообще не слушаются, но когда внутри ничего нет, главное просто добежать. Даже ускориться пытаюсь, не знал тогда, что при такой жаре для марафонца это смерти подобно. Мне уже потом бывалые люди рассказали, а тогда только молодой организм спас. Ну и воля.

Товарищ обогнал он меня метров на 300. Прибегаю на финиш, а там главный тренер уже отчитывает Антона вовсю. Мол, что ты тут за цирк устроил, я же вижу, что ты недавно с машины слез – «А может, я к таким нагрузкам еще не готов! – Ну тогда и бежать не надо было!»

Я еще подумал, что если бы такие слова сказал Багиров, то его моментально отчислили бы со сборов. Потом тренер обратил внимание на меня: «Посмотри на Натика, на нем лица нет, он умер уже несколько раз, но марафон пробежал. Багиров, я знал, что ты боец, но теперь знаю, что ты еще и мужчина!»

Услышать такие слова было лестно, но на чемпионат мира меня, конечно, не взяли. Хотя мой конкурент марафон не добежал. И на прикидке мне проиграл 0-3, но судьи решили, что счет 0-0 будет нам в самый раз.

Какая мораль? Будь чист перед собой, сделав для победы все. Помню, как зашел, кряхтя, в автобус сборной и какими глазами все на меня смотрели – ребята и тренеры. Мне понравилось выражение их лиц. Я мгновенно уснул, уткнувшись головой в стекло. Говорят, на моем лице была улыбка. 

Возврат к списку